Документам — на выход! БИЗНЕС №7(838) от 16.02.2009 | Межрегиональный Коммерческий Архив
28
Октябрь
2012

Документам — на выход! БИЗНЕС №7(838) от 16.02.2009

Такие вот звоночки
Каждый третий предприниматель, позвонивший 5 февраля этого года на “горячую линию” БИЗНЕСа (см. №6 от 09.02.09 г., стр.14-17), жаловался на участившиеся после январских праздников тотальные проверки со стороны контролирующих и правоохранительных органов, в первую очередь Департамента госслужбы борьбы с экономической преступностью (ГСБЭП) МВД.
При этом схема действий этих органов была практически одинаковой: внезапный визит оперативников, отсутствие, по мнению предпринимателей, законных оснований для проверки, изъятие в первую очередь документации, свидетельствующей о хоздеятельности предприятия.
Очень симптоматично, что приблизительно в это же время министр внутренних дел Юрий Луценко на закрытом заседании коллегии МВД, если верить СМИ, якобы заявил, что наступивший год будет годом общественной безопасности и войны с судами.
“Хватит мне говорить, что судьи могут все. Милиция тоже может все. Я знаю массу примеров, когда судьи назло используют против нас свой статус… Кроме нас, некому поставить их в законное стойло”, — сказал министр.
Это высказывание можно понять и так, что наезды правоохранительных органов будут продолжаться, а предприятия — по поводу и без такового — оставаться без документов. БИЗНЕС рассказывает, как предохранить “Х-файлы” компании от незаконного изъятия.
Отборы и поборы
Чтобы, как говорится, на пальцах показать, что ни при каких обстоятельствах милиция не имеет права совершать отъем всей документации предприятия, заглянем в “святцы”. До возбуждения уголовного дела милиция, как правоохранительный орган, имеет право проводить, согласно ст.97 УПК, только доследственные проверки.
Другими словами, когда милиционерам необходимо проверить заявление (сообщение) о преступлении, они имеют право только истребовать (т.е. настойчиво попросить, а не изъять. — Ред.) документы, необходимые для дела. Например, путем составления и отправки на предприятие письменного запроса (п.17 ст.11 Закона о милиции).
“К сожалению, порядок предоставления “писем счастья” (имеются в виду информация, содержащаяся в запросах, система их учета в органах МВД, сроки реагирования субъектов хозяйствования. — Ред.) четко не определен, — замечает Юрий Забияка, вице-президент адвокатской фирмы “Грамацкий и партнеры” (г.Киев; с 1998 г.; 38 чел.) (см. также БИЗНЕС №7 от 18.02.08 г., стр.90-93), и напоминает: — Но действующее законодательство не обязывает предпринимателей предоставлять на необоснованный запрос кипу бумаг; эти запросы можно успешно отбивать”.
Кроме того, согласно п.24. ст.11 этого же Закона, правоохранители могут посещать предприятия для изучения (но не изъятия. — Ред.)необходимых документов в присутствии руководителя компании и понятых,а также за счет органа дознания делать с них копии.
Возможность официально вынести за пределы офиса фирмы оригиналы документов милиционеры могут получить, во-первых, только по специальному определению суда (ст.11 Закона о милиции, ст.8 Закона об ОРД),во-вторых, если предприниматель совершил административное правонарушение, о чем составлен отдельный протокол или сделана запись в админпротокол об осмотре вещей или админзадержании, согласно ст.265 КоАП. Однако правоохранители не любят этого делать.
“В первом случае суд дает добро на “вынос” определенного перечня документов, а не всего подряд. Во втором — суду при рассмотрении материалов дано право определять законность изъятия документов, являющихся орудием или непосредственным объектом правонарушения”, — объясняет Александр Григор, руководитель правового агентства “Григор&Партнеры”.
Даже после возбуждения уголовного дела, когдау милиции в большей степени развязаны руки и действительно может иметь место изъятие документов,существуют законодательные ограничения для “отъема” всего того, что попадется милиционерам на глаза.
“В принципе, органы должны идти на предприятие за четко определенной документацией”, — замечает Юрий Бауман, адвокат и главный советник по финансовым и правовым вопросам Всеукраинского адвокатского объединения “Альянс”.
Например,во время выемки (ст.178 УПК), о проведении которой компанию могут предупредить заранее, следователь обязан изымать только документы, указанные в его постановлении. При обыске (обычно проводится с санкции прокурора, ст.177 УПК) необходимо составлять буквально поштучную опись изъятых бумаг и оставлять их копии на предприятии (ст.183 УПК).
Если же последнее невозможно, то по требованию предпринимателя, зафиксированному в протоколе обыска, следователь может сделать это в течение десяти дней или же вынести постановление об отказе в их предоставлении (см. БИЗНЕС №1-2 от 12.01.09 г.,
стр.65). Повторимся, на практике оперативникам выборочный отбор невыгоден.
Вот и вычищают сейфы и столы без описи, а то и до возбуждения уголовного дела, без санкции суда, пользуясь нормой ст.190 УПК о проведении осмотра места происшествия, которая, как не устают настаивать юристы и суды, не может быть применена к проведению доследственных проверок на предприятиях и тем более к изъятию документов (см. БИЗНЕС №20 от 19.05.08 г., стр.108-110, 112, 114).
Ведь как можно, например, устав компании и должностные инструкции персонала назвать орудием, которым на данном месте было совершено преступление, подведомственное правоохранителям?
По мнению г-на Григора, часто незаконное изъятие документации может свидетельствовать не о поиске доказательств для возбуждения уголовного дела (многие бумаги милиция может запросить официальным путем у ведомств, например, в налоговой инспекции. – Ред.), а о попытке “подзаработать” на возврате бумаг самой фирме (от $2 тыс., как утверждали звонившие на “горячую линию” БИЗНЕСа) или передаче почерпнутых в них сведений третьим лицам.
“Есть масса случаев, когда таким образом предприятие, по сути, ставили на колени. Например, одна компания лишилась контрактов ВЭД, в результате чего не могла импортировать товар. Поэтому вынуждена была выкупить документы, не пытаясь оспорить в суде сам факт изъятия — дорого было время”, — рассказывает г-н Григор.
По словам Юлии Курило, партнера юридической компании “ЮСТ Украина”, случается и так, что документы компании, изъятые в рамках уголовного дела, возбужденного по факту, а затем приостановленного в связи с отсутствием доказательств, тем не менее в течение года находятся в милиции, якобы для оценки их как доказательств…
Полезно в который раз напомнить предпринимателям: когда налицо явный беспредел милиции, они вправе указать правоохранителям на нарушения, зафиксировать их действия на аудио-, фото- или видеоаппаратуру, позвонить по “102”, телефонам “доверия” министерств и ведомств и непременно — в БИЗНЕС.
Хотя не следует забывать, что милиционеры — народ нервический, легко возбудимый и за отказ предоставить документы могут применить к должностному лицу компании административные санкции, согласно ст.185 КоАП (“Злостное неподчинение законному распоряжению или требованию работника милиции…”).
“Рады, но не можем”
Чтобы не нарываться на конфликты, практикующие юристы советуют предпринимателям действовать гибче. Если милиционеры хотят получить документы, лучше сменить позицию “ни в коем случае не дам” на “рад бы предоставить, но не сейчас”, сославшись на то, что документация находится на ответственном хранении, а потому на предприятии ее просто нет.
Тем самым можно (на законных основаниях!) потянуть время и перевести ситуацию в рамки правового поля, желательно — письменного общения с органами.
Чаще всего для удаления за пределы фирмы ряда первичных документов (устав, оригиналы хозяйственных договоров, контрактов ВЭД) или же бухгалтерской документации о взаимоотношениях с потенциально “рисковым” контрагентом юристы советуют применять “адвокатский способ”.
Как известно, ст.10 Закона “Об адвокатуре” предусматривает, что документы, переданные адвокату, не подлежат осмотру, разглашению или изъятию без его на то согласия (подобные гарантии, согласно ст.48 УПК, предоставляются и защитникам-представителям, не имеющим статуса адвоката. Разница заключается в том, что профессиональные гарантии адвокатской деятельности охватывают все случаи правовой помощи, а не только связанные с конкретным уголовным делом. — Ред.).
При этом стоит учесть, что документы, переданные адвокату, должны быть связаны с выполнением конкретных поручений, возложенных на него клиентом.
“Обычное хранение к видам адвокатской деятельности не относится. Это мировая практика, поэтому адвокаты, рекламирующие так называемый “адвокатский архив”, подставляют и себя, и клиента”, — констатирует Игорь Головань, управляющий партнер адвокатской фирмы “Головань и Партнеры”. Передавать документы адвокату следует в рамках договоров об адвокатском обслуживании или о предоставлении юридических услуг.
“Заключив договор, компания дает письменный запрос адвокату: “Просим подготовить в отношении компании Х исковое заявление. Для выполнения поручения предоставляем пакет документов…”. Когда приходит милиция, ей предоставляются договор и письменный запрос с описью вложения. Спрашивают, мол, где адвокат? Вот вам номер его рабочего телефона, документов у нас нет”, — объясняет г-н Бауман.
Стоимость таких услуг в Киеве варьируется от тысячи до десятков тысяч гривень — в зависимости от местонахождения, именитости фирмы и тяжести (в прямом и переносном смыслах. — Ред.) переданных документов.
Судя по опросу БИЗНЕСа, хотя нынче спрос на подобное хранение чрезвычайно вырос, его практикуют не все адвокаты. В первую очередь потому, что в Украине гарантии адвокатской деятельности не предохраняют от милицейского беспредела.
“Известны случаи, когда в нарушение Закона об адвокатуре органами следствия осуществлялась выемка у адвокатов документов не с санкции областного прокурора, а в общем порядке — по постановлению суда. Мы практически отказались от предоставления услуг хранения, поскольку милиция может помешать работать нам в собственном офисе”, — замечает г-жа Курило.
Мало того, по словам столичного адвоката, пожелавшего остаться неназванным, особо “одаренные” сотрудники МВД в поиске документов могут даже наведаться к адвокату на дом. В прошлом году для подготовки искового заявления он получил от клиента документы. Вначале сотрудники региональной ГСБЭП пытались заглянуть в офис к адвокату, а когда им дали от ворот поворот, приехали по домашнему адресу, чем насмерть перепугали супругу этого адвоката.
“Мне пришлось достать охотничье ружье, чтобы несколько охладить их “исследовательский” пыл. Понятно, что затем, после моего заявления в областную прокуратуру, региональное руководство ГСБЭП письменно передо мной извинилось: мол, оперативники ездили в “самоволку”, но, как говорится, осадок остался”, — вспоминает адвокат.
Иные ходы
Дабы избежать подобных ситуаций, уже сейчас многие предприниматели предпочитают большую часть первичной документации держать в банковских сейфах.
По словам Антона Шаперенкова, начальника департамента разработки розничных продуктов “VAB Банка” (г.Киев; с 1992 г.; около 2,5 тыс.чел.), спрос на них с лета 2008 г., в связи с финансовым кризисом, вырос на 80-85%, поскольку граждане, снявшие сбережения с депозитных счетов, побоялись держать деньги, как говорится, в домашней кубышке (производители же домашних сейфов, в свою очередь, заявляют, что спрос на их продукцию растет; см. БИЗНЕС №4 от 26.01.09 г., стр.90, 91. — Ред.).
При этом стоимость аренды увеличилась незначительно, и сейчас составляет в столице 200-300 грн. в месяц. Неудивительно, что, по рассказу г-на Шаперенкова, практически 100% сейфов в Киеве уже, что называется, забиты под завязку. Однако и у этого способа хранения документов есть недостатки. Судя по всему, четко установленных и единых правил обеспечения анонимности хранения и сохранности содержимого банковских сейфов сейчас нет.
Правда, постановлением правления НБУ №309 от 01.08.01 г. (далее — постановление №309) был утвержден соответствующий Порядок хранения, которым предусматривалось заключение договора ответственного хранения ценностей и документов клиентов банка в индивидуальных сейфах.
Но, согласно Гражданскому кодексу, термин “ответственное хранение” означает и ознакомление с ценностями. Так какая же в этом случае анонимность? Возможно, поэтому, по словам г-на Забияки, банки предпочитали заключать с клиентами договоры временного пользования и отвечать только за недоступ к сейфам посторонних лиц. Сейчас постановление №309 фактически утратило силу, но, скорее всего, банки неофициально продолжают им руководствоваться.
Ведь новое постановление НБУ №337 от 14.08.03 г., на которое ссылаются банковские работники при заключении договоров аренды банковского сейфа, договоров хранения, Порядка хранения не содержит.
Другими словами, случись что — виноватых будет нелегко найти. Киевские бизнесмены уже несколько недель думают, как из сейфа одного из известных банков могла испариться крупная сумма денег, принадлежащих столичному предпринимателю.
Только он решил забрать из сейфа кровные от греха подальше, а тут незадача — пусто. А коль скоро банки формально не знают, что хранится в сейфах их клиентов, доказать факт исчезновения конкретной суммы трудно. Словом, ситуация, как у героя известной кинокомедии “Иван Васильевич меняет профессию”: “…три магнитофона импортных, три портсигара отечественных, куртка замшевая. Три…”.
Кроме того, как замечает Юрий Забияка, режим банковской тайны распространяется только на информацию о взаимоотношениях клиента и банка. Другими словами, если предприниматель не скажет, где именно он завел ячейку (он имеет на это право, согласно ст.63 Конституции. — Ред.), а оперативники будут устно или письменно требовать данную информацию от банка, то последний вправе им в этом отказать.
“Банк обязан ответить милиционерам, что для получения подобной информации им необходимо постановление суда”, — утверждает г-н Забияка. Если у милиции есть координаты ячейки, а между банком и клиентом заключен договор аренды сейфа, то для выемки документов достаточно и постановления следователя (если заключен договор ответственного хранения — решения суда. — Ред.).
Вместо резюме
Подчеркнем: предложенные варианты “укрывательства” документов абсолютно законны. Есть и масса других — более действенных, но менее законных.
К ним, возможно, бизнес будет вынужден обратиться, если милиции действительно будет наплевать на суды (см. “Такие вот…”). Замкнутый круг, господа.
Адвокат…
… o мерах
Александр Григор (38), руководитель правового агентства “Григор&Партнеры” (г.Ивано-Франковск; с 2006 г.; 7 чел.):
— На мой взгляд, устав компании и иные документы, которые руководство фирмы считает рисковыми, следует хранить в банковских ячейках или дома.
Это, по крайней мере, частично обезопасит предприятие от последствий наездов, когда изымается вся документация, например, путем возбуждения уголовного дела по факту и вынесения постановления следователя о проведении выемки, а затем возвращается за “благодарность”.
Дом и иное владение лица (машина, дача, катер) — это святое, изъять оттуда документы могут только лишь после возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица и получения специального постановления суда.
Что же касается хранения документов у адвокатов, то я не верю в защищенность этого способа. В нашей стране милиция особо не смотрит на Закон об адвокатуре.
Несколько лет назад меня самого пытались допросить в качестве свидетеля, хотя знали, что в этом деле я выступаю как адвокат. Впоследствии органы, конечно, могут вспомнить законы, вернуть документы и даже принести извинения. Но клиент может уже пострадать.
…об осмотре
Юрий Бауман (25), адвокат и главный советник по финансовым и правовым вопросам Всеукраинского адвокатского объединения “Альянс” (г.Киев; с 2000 г.; 15 чел.):
— Думаю, давно необходимо определить, что до возбуждения уголовного дела милиция, как орган дознания, имеет право проводить осмотр места происшествия только с санкции следователя (согласно ч.3 ст.114 УПК) или по поручению (указанию) прокурора (п.п.3 и 4 ч.1 ст.227 УПК).
В таком случае будет искоренен повод для расплывчатой трактовки проведения этого действа, и милиция не сможет самостоятельно, по собственной инициативе, проводить данный осмотр и изымать документы и предметы.
Ведь осмотр, как и иные следственные действия, обязан проводиться следователем, и только в редких случаях самостоятельно (ст.104). Однако при этом, заметим, указанные мероприятия осуществляются после возбуждения уголовного дела. Что уже само по себе является формализующим фактором.
Адвокат — о подходе
Игорь Головань (40), управляющий партнер адвокатской фирмы “Головань и Партнеры” (г.Донецк, г.Киев; с 1996 г.; 29 чел.):
— Документы, особенно касающиеся налогового учета или подтверждающие валовые затраты, должны быть у предприятия в полном порядке, и их нужно показывать органам. Утаивание ни к чему хорошему не приведет.
Другое дело, когда предприниматель не уверен, что вся документация в полном порядке. Тогда имеет смысл передать документы адвокату, чтобы он их оценил в соответствии с законодательством и предоставил соответствующую консультацию. Но речь ни в коем случае не идет о том, чтобы похоронить их в адвокатской фирме навсегда.
Хранениене относится к видам адвокатской деятельности. Если у адвоката будут изъяты документы, которые формально находились у него на обычном “хранении”, я не дам и ломаного гроша за обоснование нарушений органов, проводивших изъятие.
Если же наличие документов у адвоката оформлено верно, их изъятие — грубейшее нарушение законодательства, влекущее за собой возбуждение уголовного дела по ст.397 УК в отношении совершивших его лиц и в то же время предоставляющее адвокату прекрасную возможность ссылаться на ст.62 Конституции, в соответствии с которой обвинение не может основываться на доказательствах, добытых незаконным путем.
В 2005 г., когда городской прокурор санкционировал обыск в нашем адвокатском объединении, документы клиента лежали у нас в офисе, в ящике, на котором большими буквами было написано, что они связаны с исполнением адвокатом поручения.
Налоговые милиционеры эти документы изъяли, чему мы не препятствовали. Однако потом с успехом использовали этот факт для защиты интересов клиента.
адвокат — о беспределе
Юлия Курило, партнер юридической компании “ЮСТ Украина” (г.Киев; с 2006 г.; 8 чел.):
— Воспрепятствовать незаконным действиям работников милиции в момент изъятия документов очень сложно. Единственная эффективная защита предпринимателя в нашей практике состояла в том, что он закрылся в офисе и благодаря металлическим дверям в течение 6-7 часов держал осаду, пока мы объезжали с жалобами различные инстанции.
А буквально две недели назад к нашим клиентам пришли работники местного УБОП с постановлением об осуществлении обыска. В этом документе было сказано, что по месту данного юридического адреса якобы расположены некие предприятия, которые осуществляют незаконную деятельность и у которых требовалось изъять документы.
Естественно, по данному адресу названных фирм не было, их документов — тем более. УБОП это не остановило, они осуществили изъятие всех бухгалтерских документов фирмы, не указанной в постановлении (типичный случай; см. БИЗНЕС №32 от 11.08.08 г., стр.78, 80-82. — Ред.). На наши возражения они отреагировали, вызвав “маски-шоу”.
В свою очередь, мы высказали свое несогласие с действиями следователя по изъятию документов и сейчас намереваемся обжаловать их в административном порядке.
Источник: Бизнес

MKA

Копирование материалов с сайта допускается только при указании ссылки на источник материала.


Главная

Персональные сервисы

Упорядочение документов

Уничтожение документов

Архивное оборудование

Генеалогия

Запросы Граждан

Хранение документов

 

Не нашли то, что искали? Напишите нам!